Рональд Д. Дейвис и Элдон М. Браун
Первая публикация — в бюллетене «Читатель-дислектик» © 1995

Данная статья излагает взгляды Рональда Дейвиса на происхождение дислексии и дает родителям некоторые советы, которые помогут предотвратить чувство разочарования и потерю веры в себя у потенциального ребенка-дислектика. Более подробная информация содержится в книге «Дар дислексии».

Будучи функционально неграмотным в течение первых 38 лет моей жизни, а затем преодолев эту проблему и сумев написать книгу и продиктовать ее на аудиокассету, я понял, что дислексия не является результатом повреждения головного мозга или нервной системы. Также ее причиной не является порок развития мозга, внутреннего уха или глазного яблока. Дислексия — результат особенного способа мышления и естественная реакция на замешательство.

До изобретения письменного языка дислексии не существовало. Люди с даром дислексии были, вероятно, хранителями устной истории, учитывая их превосходную способность запоминать и передавать разговорное слово.

Дислектики отличаются более ярким восприятием и создают интеллектуальные замыслы быстрее, чем другие люди. Они выделяются в области искусства и архитектуры, из них получаются хорошие стратегические мыслители и изобретатели. Они могут воспринимать собственное воображение как действительность. Эта форма интуитивной мысли — основа гениальности. Но поскольку этот способ мышления невербальный, он может вызвать трудности в изучении письменного языка. Проблемы грамотности часто возникают в течение первых лет школьного обучения. При передаче информации и оценке академических достижений наша образовательная система полагается главным образом на чтение и письмо, и поэтому дислектики часто выглядят как люди с низкими умственными способностями.

На самом деле, это дефект нашего языка и образовательного процесса. Из моего опыта работы с более чем 1000 дислектиков я пришел к выводу, что синдром дислексии развивается в детстве следующим образом:

  1. Потенциально дислектичный ребенок уже в возрасте трех месяцев умеет мысленно дополнять фрагментарные восприятия. Этот образный талант может позднее вызвать дислексию.
  2. В течение раннего детства ребенок применяет этот талант для распознавания предметов окружающей среды и для развития художественных и кинестетических талантов. У ребенка развивается визуальное и концептуальное мышление. При этом у него мало потребностей в развитии вербального мышления — более медленного способа мышления, характеризующегося внутренним монологом.
  3. От ребенка ожидается, что он начнет читать в детском саду или в ранней начальной школе. Письменный язык, составленный из фонетических символов, является для него загадкой. К этому времени ребенок уже автоматически применяет функцию дезориентации, чтобы опознать и осознать предметы в своей окружающей среде. Этот метод прекрасно работает с предметами реального мира, но рассмотрение печатных букв «вверх ногами», с обратной стороны или в неправильной последовательности делает их менее узнаваемыми.
  4. Ребенок все более и более запутывается, что приводит к еще большей дезориентации. Ребенок подозревает, что с ним что-то не в порядке. Это подтверждают учитель, другие дети в классе, школьная администрация и, в конечном счете, родители. Все расстраиваются, поэтому «отстающий в обучении» ребенок тоже расстраивается. Теперь могут появиться проблемы с поведением.
  5. Если не вмешается специалист, который сможет обеспечить соответствующие методы обучения, у ребенка не останется никакого выбора, кроме как терпеть школу до поры до времени, возможно, с помощью логопеда или таких лекарственных препаратов как «риталин» или «цилерт».
  6. В возрасте восьми-девяти лет ребенок начинает применять следующие «трюки»: зубрежка, избегание выполнения заданий, а также помощь окружающих при чтении и письме. На таких практических занятиях как природоведение, музыка или рисование этот ребенок может превзойти других, — но занятия, на которых нужно много читать и писать, являются для него пыткой.
  7. Если не произойдет вмешательства человека, который проявит сострадание и уважение, то чувство собственного достоинства ребенка окажется сломленным.
  8. После окончания школы дислектик начинает преодолевать или обходить «дефект» своей функциональной неграмотности. Дислектики часто превосходят других в работе, даже притом что они функционально неграмотны.
  9. К тому времени как дислектик становится взрослым, неспособность читать и писать становится для него постыдной тайной. Человек убежден, что это признак не только неспособности, но и недостоинства. Подобное неудачная оценка себя может сделать взрослых дислектиков скрытными и враждебными.

Восстановление чувства собственного достоинства человека — это поистине самый важный элемент в программе коррекции дислексии, а также других проблем обучения, включая синдром дефицита внимания и гиперактивность. Методы, описанные в книге «Дар дислексии» обычно позволяют «неспособному к обучению» человеку получить основные навыки грамотности в течение 30-часовой программы. После нескольких месяцев домашней работы по этой программе, большинство могут читать, писать и обучаться в обычном режиме. Понимание того, что они не глупы — это самый ценный результат программы.

Как мы можем помочь детям не потерять чувство собственного достоинства? Как говорила моя коллега доктор Али, вычеркните такие слова как «глупый», «отсталый» и «тупой» из вашего словаря. Никогда не критикуйте детей за ошибки и не подразумевайте, что с ними что-то не в порядке. Научитесь понимать, как дислектики думают, и подчеркивайте их сильные стороны. Найдите соответствующие методы, которые помогут им читать, писать и учиться. Помните, что некоторые умные дети не готовы начать читать до возраста восьми или девяти лет. Они быстрее догонят своих ровестников, если у них не будет бремени неуверенности в себе.

Обучая детей, рассматривайте символы и слова как игры или загадки. Делайте язык забавой. Это обсуждается в 28-й и 29-й главах «Дара Дислексии».

Языковые навыки, безусловно, являются полезными, но также большую ценность имеют практические жизненные навыки и обучение, основанное на опыте. Хвалите дислектиков за эти способности, и вы можете обнаружить, что их «неспособность к обучению» на самом деле является замаскированной гениальностью или, по крайней мере, свидетельством высокого умственного развития, а также способностью, которую они имели со дня рождения.